Профессор Роман Почекаев: Большой Алтай – фронтир евразийской интеграции

Профессор Роман Почекаев: Большой Алтай – фронтир евразийской интеграции
7 мая 2022

Специалист по истории государства и права тюрко-монгольских государств, профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге, эксперт НОЦ алтаистики и тюркологии «Большой Алтай» Роман Почекаев рассказал о том, почему проект «Тюркский мир Большого Алтая» является своевременным и эффективным именно в условиях «разворота России на Восток».

По мнению профессора Романа Почекаева, актуальность проекта «Тюркский мир Большого Алтая» существенно возросла в течение последних месяцев в связи со значительной переориентацией политики и экономики России на Восток и тем фактом, что эти многовековые отношения с Востоком всегда кардинально отличались от политики других «мировых держав»:

– Исторические связи российских правителей со странами Востока – вплоть до Алтая – берут начало еще в раннем средневековье. Это представляется очевидным при изучении истории Золотой Орды и ее преемников, сыгравших значительную роль в формировании уникальной восточной политики Русского государства, столь существенно отличавшейся от действий «мировых держав» по отношению к странам и народам Востока. Постоянное многовековое взаимодействие России со странами Востока способствовало их сближению, выстраиванию конструктивных, взаимовыгодных и в большинстве случаев равноправных, т.е. истинно партнерских отношений.

Особенностями восточной политики России в правовом аспекте, по мнению профессора Почекаева, являлись с одной стороны, способность адаптироваться к восточным реалиям, с другой – стремление к формированию равноправного взаимодействия со странами Азии.

Первая особенность стала результатом вышеупомянутых многовековых контактов с азиатскими народами, взаимопроникновения в политической, правовой, культурной сферах. Неудивительно, что золотоордынское наследие в значительной степени оказалось востребованным во внутренней политико-правовой жизни: в системе власти, управления и правового регулирования XV–XVII вв. можно обнаружить немало ордынских институтов – в частности, тарханство, таможенные сборы и т.д.

Не менее значительным оказалось ордынское влияние и во внешнеполитической деятельности Московского царства: в отношениях с пост-ордынскими государствами широко использовалась терминология, унаследованная от ордынского периода, что облегчало международные коммуникации и нередко в значительной степени способствовало вхождению отдельных народов или регионов в состав Российского государства. Эта тенденция постепенно сошла на нет уже в имперский период в связи с политикой вестернизации, проводившейся Петром I и его преемниками, стремившимися внедрить европейские практики и в регулирование своих отношений с азиатскими странами.

Однако именно с этим связано проявление второй из выделенных особенностей: выстраивая политические и экономические отношения со странами Востока на принципах равноправия и взаимности, власти и дипломаты Российской империи нередко старались опираться именно на принципы регулирования международных связей в европейских реалиях.

Однако далеко не все принципы и институты, эффективные в отношениях с государствами Европы, оказывались столь же полезны при выстраивании отношений со странами Центральной Азии и Дальнего Востока. Нередко стремление России обеспечить равноправие и, как следствие, предоставление дипломатам и торговцам азиатских стран «режима наибольшего благоприятствования» воспринималось властями этих стран как проявление слабости и приводило к выдвижению новых требований, неприемлемых для России, а порой – и к отказу от уже достигнутых соглашений.

В конечном счете, российские центральные и региональные власти методом проб и ошибок нашли в отношениях со странами и народами Азии некий баланс между соблюдением принципов равенства и взаимовыгодного сотрудничества и недопущения попрания собственных интересов.

Эксперт пояснил, что несмотря на то, что отношения России с кочевыми народами Евразии не всегда были дружественными и взаимовыгодными (случались обострения, приводившие, в том числе и к вооруженным конфликтам), именно всестороннее изучение этих связей на протяжении веков – начиная с печенегов, половцев и Золотой Орды и заканчивая контактами с государствами Центральной Азии и Дальнего Востока в имперский и советский периоды – позволит не повторять ошибок прошлого.

По мнению Роман Почекаева, сегодня необходимо использовать успешный опыт этих отношений со странами Центральной и Восточной Азии в условиях очередного масштабного витка евразийской интеграции.

Роман Почекаев подчеркнул логичность реализации проекта «Тюркский мир Большого Алтая» именно в Алтайском государственном университете при участии специалистов из других регионов России и стран Центральной Азии:

– Большой Алтай – это фронтир, где пересекаются интересы России, Китая, Казахстана, Киргизии, Монголии, – отметил эксперт. – Население алтайской части каждой из стран в значительной степени является медиатором между этими государствами. И задача ученых – изучить феномен населения Большого Алтая, найти те точки соприкосновения, которые могут способствовать повышению эффективности взаимодействия субъектов международных отношений как в приграничном, так и в глобальном межгосударственном масштабе с использованием потенциала Алтая как уникальной зоны многовекторных контактов.

Роман Почекаев – кандидат юридических наук, доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург), специалист по истории государства и права тюрко-монгольских государств профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге, эксперт НОЦ алтаистики и тюркологии «Большой Алтай.

Профессор Роман Почекаев: Большой Алтай – фронтир евразийской интеграции