«Правовые отношения Руси и Орды строили живые люди с определенной системой ценностей» – профессор Роман Почекаев рассказал о новой книге

«Правовые отношения Руси и Орды строили живые люди с определенной системой ценностей» –  профессор Роман Почекаев рассказал о новой книге
3 октября 2022

Ведущий научный сотрудник НОЦ «Большой Алтай» АлтГУ, профессор Высшей школы экономики Роман Почекаев рассказал о своей книге «Золотая Орда и русские земли: юридические аспекты отношений», которая вышла недавно в рамках проекта «Тюркский мир Большого Алтая» в АлтГУ. 

— Смысл написания моей работы заключался в комплексном исследовании различных юридических аспектов взаимоотношений Золотой Орды (Улуса Джучи) и русских княжеств, демонстрации того, как они дополняли друг друга, тем самым формируя специфику взаимодействия ханов Улуса Джучи с их русскими вассалами.

Значительное внимание было уделено анализу именно реальных правоотношений, а не только их нормативному регулированию. Был привлечен широкий круг неюридических источников, сведения которых «оживляли» достаточно абстрактные источники права – ханские ярлыки, иные историко-правовые документы ордынского или русского происхождения. Именно сочетание сведений о том, как те или иные правоотношения регулировались соответствующими правовыми актами, и о том, как они складывались на практике, между конкретными живыми людьми, позволяет сформировать полноценную картину взаимодействия Золотой Орды и русских земель на легальном уровне.

— Какие факторы наиболее повлияли на формирование правовых институтов Руси под воздействием золотоордынского права?

— Во-первых, это степень ордынского влияния на те или иные русские земли. В книге основное внимание уделено северо-восточным регионам Руси, которые впоследствии составили ядро Московского государства. Именно эти земли оказались наиболее плотно вовлечены в сферу интересов ханов Золотой Орды, именно с их правителями ордынские монархи поддерживали самые тесные отношения, включая брачные связи. Самое значительное влияние на последующее развитие русских административных и правовых институтов было именно в этих регионах. В северных (Новгородская и Псковская земли), южных (Смоленское, Киевское княжества) и юго-западных (Галицко-Волынская Русь) территориях влияние Золотой Орды было менее значительным, что прямо отразилось и на особенностях их политико-правового отличия. В некоторых разделах книги я постарался показать эти отличия.

Второй важный фактор – особенности того или иного этапа русско-ордынских отношений, которые не были одинаковыми на протяжении всех веков взаимодействия Золотой Орды с русскими землями. Периоды стабильности сменялись периодами напряженности, политические кризисы и междоусобицы были как в ордынских, так и в русских владениях. Это не могло не сказываться на развитии правоотношений, степени действия и влияния ордынских институтов на Руси. Менялось и само отношение государств в лице их правителей и населения друг к другу. К сожалению, на основании доступных источников мы можем судить об изменении такого отношения только со стороны русских – аутентичных сведений о том, как к Руси относились представители самой Золотой Орды, у нас нет, а взгляды и намерения, приписываемые им русскими современниками в летописях и иных сочинениях, не могут считаться объективными.

Третий фактор, который зачастую игнорируется исследователями правовых аспектов (не только русско-ордынских отношений), но играет в их развитии значительную роль – личностный. Очень часто персональная позиция того или иного правителя (Орды или Руси) оказывала большое влияние на то, как будут складываться отношения между вассалами и сюзеренами и между самими правителями. Приняв во внимание этот фактор, мы сумеем понять причины тех или иных решений и действий, которые, на первый взгляд, выглядели нелогичными, противоречивыми, не соответствовали общей политико-правовой идеологии того или иного государства. И политические, и правовые отношения строили живые люди с определенной системой ценностей, уровнем образования, принадлежавшие к тем или иным семейным и политическим кланам, со своими симпатиями и антипатиями. Поэтому я позволил включить в название книги термин «антропология права».

— Как правовые форматы Орды были адаптированы под действительность Руси того времени?

— Ко времени установления зависимости русских княжеств от Золотой Орды в них существовала весьма развитая система права. Государственность и право домонгольской Руси исследуются специалистами не менее детально, чем ордынский период. Другое дело, что эти источники права и правоотношения, во-первых, формировались в других политических реалиях, во-вторых, имела место децентрализация и системы права, и регулирования правоотношений – неслучайно применительно к домонгольскому периоду отдельно исследовались особенности государственно-правового развития, в частности, Северо-Восточной («Залеской») Руси, Юго-Западной (Галицко-Волынской) Руси, Новгородской и Псковской республик, даже отдельных княжеств – например, Смоленского.

Еще в XIX в. было высказано утверждение, что процесс централизации русских земель во многом происходил благодаря ордынскому влиянию. Соответственно, в рамках этого процесса русские (московские) правители не могли не использовать административный и правовой опыт своих сюзеренов – ханов Золотой Орды. Поначалу речь шла о каких-то базовых принципах – институционализации публичной власти русских правителей, практике издания актов единоличного волеизъявления. Со временем стала происходить рецепция источников права (тарханные грамоты, а позднее и сами ярлыки – для выстраивания отношений с тюрко-монгольскими народами), норм налогового, уголовного, процессуального права.

Это не было простым механическим копированием. Заимствование было осознанным, и соответствующие источники и нормы права адаптировались к российским реалиям, в том числе и потому, что изменились сами реалии, в которых предстояло использовать те или иные правовые институты и категории: эволюционировали политические, правовые, экономические и социальные отношения в самих Орде и на Руси, в их взаимоотношениях.

Русские правители, считая целесообразным принимать на вооружение определенные политико-правовые механизмы, старались максимально приспособить их к собственным реалиям, менталитету своего народа. Не следует забывать и идеологическую составляющую: прямые заимствования с буквальным сохранением названий и принципов действия ордынских институтов на Руси могли бы сформировать нежелательное видение сохранения зависимости Московского государства от Орды, чего русские государи не желали допускать.

В книге я старался подчеркнуть неоднозначность вопроса о русских заимствованиях из ордынского правового опыта: целый ряд правовых институтов, которые, на первый взгляд, могли быть позаимствованы из ордынской практики, на самом деле применялись на Руси и в доордынский период – правда, они могли и называться по-другому, и не быть столь ярко выражены. Тем не менее, это обстоятельство в значительной степени следует учитывать при исследовании вопроса об ордынском влиянии на политико-правовое развитие Московской Руси.

Таким образом, книга писалась для того, чтобы стимулировать дальнейшее обсуждение этих важных и сложных вопросов, тем самым выведя изучение взаимоотношений Золотой Орды и русских земель на новый уровень.

Издание поступило в библиотеку Алтайского государственного университета. Оно может представлять интерес для историков средневековой Руси, востоковедов, историков государства и права, студентов исторических и юридических факультетов.

«Правовые отношения Руси и Орды строили живые люди с определенной системой ценностей» –  профессор Роман Почекаев рассказал о новой книге